Ксения Лукьянчикова: о Збарской, диетах, корсетах и Тарантино

Меня всегда привлекал образ сильной женщины, сильной героини. А Регина плюс ко всему существовала еще и в вечной борьбе с самой собой, она одновременно и очень сильный человек, и очень слабый. И вот эта разница, когда в один момент ты на высоте, а в другой — бьешься в истерике, а потом ты снова богиня и королева, это, безусловно, очень интересно играть. Кроме всего прочего, я прекрасно понимала, какая на мне лежит ответственность, потому что это исторический персонаж. И я осознавала, что плохо это сделать нельзя, это нужно сделать на все сто. Хочется верить, что получилось.

О строгой диете и взвешивании на площадке

Пришлось очень мало есть или вообще не есть. Похудела я за счет гречки, овощей, кефира, фруктов и яиц. Во время съемок же приходилось питаться только бульонами и салатами. А если вдруг позволишь себе лишнего, то режиссер это тут же подмечает и говорит, что лицо в кадр не помещается. После чего ты три дня ничего не ешь, только сидишь на воде и кефире. У моего организма есть такая особенность: я быстро худею и так же быстро набираю вес, поэтому приходится держать себя в рамках. Что-то лишнее съешь, на следующий день приходишь на площадку, а костюм-то уже и не застегивается. В какой-то момент продюсеры начали ставить нас с девочками на весы — это даже получило отражение в сериале в виде шутки. Мы там говорим, что, мол, такие, как мы, уже не в моде, теперь интересны только такие, как Твигги, теперь нас взвешивают.

«Нас затягивали в корсеты…»

Работа модели очень сложная. Мы постоянно были в корсетах. Нас затягивали в них так, чтобы талия была 55 см. Каждый день ходили на каблуках. Спина отваливается, все болит. И никого не волнует, что у тебя внутри, какое настроение. Ты должна всегда улыбаться — независимо ни от чего. Вообще, мне всегда говорили, что с моим ростом нужно идти в модели. Но я объективно оцениваю себя и понимаю, что я несколько крупнее, чем требуется для этой профессии. В студенческие годы меня иногда приглашали на фотосессии. Но, мне кажется, модельный бизнес очень жестокий и я не хотела бы в нем работать.

Похожие статьи