Джейсон Ньюстед назвал Лемми своим спасителем

В интервью для “Ozzy’s Boneyard” (канал 38 “SiriusXM”) бывший басист Metallica Джейсон Ньюстед (Jason Newsted) вспомнил Лемми Килмистера (Lemmy Kilmister), ушедшего из жизни днём ранее.
Джейсон Ньюстед: “Мне запомнилась парочка просто замечательных, искренних встреч с Лемми. Не сказал бы, что я долгие часы общался с ним, но время проведенное вместе было очень насыщенным — по крайней мере, для меня лично. Стоит вспомнить, когда мы играли в составе группы The Lemmys — Metallica переименовались в The Lemmys на вечеринке посвященной его 50-ти летию в Лос-Анджелесе [отчёт об этом событии — прим. автора]. Мне думается, что у каждого из нас остались в памяти особые моменты.
Я пытался разобраться, понять, что я мог бы о нем вам рассказать. Но словами это трудно описать, трудно выразить. Все цитируют строчки лирики, названия песен, говорят о чем-т важном, но мне не хотелось говорить о нем от первого лица, то есть бесконечно повторять «я», «мне», «мое», все это дежурное дерьмо; ну, не хотел я этого. Но он был дорог всем нам, музыкантам всех групп, в которых я играл. И особенно дорог как басист игравший медиатором, и в этом отношении он стал для меня почти спасителем. Люди ошибочно считали, что я должен играть на басу пальцами, но я так не играл, а Лемми играл медиатором, и для меня в свое время это было очень важно. Вот через что он достучался до моего сердца. У каждого своя о нем история, и вот вам моя связь с ним, напрямую. И потом, конечно, он так сильно повлиял на Metallica, как на группу, в плане своего отношения к делу. Повлиял на каждого из нас. Но вот вам мой рассказ.
В тот момент я приехал в Каламазу, штат Мичиган, дело было в маленьком музыкальном магазине, и рядом тусили музыканты нескольких других групп. И в крохотной секции этого местного магазинчика были пластинки в стиле буги, восемь-девять пластинок, и две из них альбомы Motörhead. А я постоянно в этот раздел магазина заглядывал. Первым мне достался миньон «The Goden Years», на нем была песня «Stone Dead Forever» и еще пара-тройка вещей. Я послушал, потом приобрел дебютник Motörhead, а потом в Мичиган завезли прямо из Англии импортный альбом «Ace Of Spades». Мне этот диск был особенно дорог, потому что он проделал до моего родного штата такой огромный путь, и мощный альбом получился, по любому.
Этот альбом помог мне понять, что мир намного больше, чем мне кажется, к тому же я за этот альбом заплатил дополнительные бабки, да и музыканты были английские, пластинка прибыла из самой Англии.

Я всегда хотел быть ведущим вокалистом и одновременно басистом. Так уж получилось, что еще в самом начале своего творческого пути, я серьезно повредил свой палец, когда еще играл пальцами. Травма была настолько серьезная, что я еще долго с такой техникой играть не мог. Пришлось мне на медиатор переходить, поэтому мой стиль игры на басу родился по необходимости, обстоятельства вынудили. Но я всегда играл через гитарные усилители, других под рукой просто не было. Медиатор и гитарные усилители, вот как сформировался мой фирменный звук. Как оказалось, Лемми делал свои записи точно также, и это меня очень вдохновило. Поэтому можно сказать, что Лемми мне помог, сам того не зная.
Когда я узнал о смерти Лемми, в этот момент общался со своей женой, очень расстроился, прямо меня его смерть надломила. И я рассказывал жене, о том, как пришел в Metallica, играл с ними всего пару месяцев, и нам пришлось прервать тур, потому что я только пришел и мы тут же начали давать концерты. Тогда я на пару дней вернулся в Северную Калифорнию, а Motörhead выступали в Беркли. Ребята из Metallica уже были знакомы с Лемми, и он их тоже знал. Джеймса он называл «Джимми», сбивал его этим с толку, потому что Джеймсу это не нравилось. Но я очень ждал знакомства с Лемми; был на взводе, ведь он был моим кумиром. Ребята пообещали меня ему представить. И когда подошел тот самый момент, у меня язык словно парализовало, но я подошел к нему и сам представился. Я сказал: «Меня зовут Джейсон Ньюстед. В данный момент играю на басу в группе Metallica». А он в ответ: «Я в курсе, кто ты, м*дак ты последний!». Вот так. [смеется] И я эти слова никогда не забуду… никогда. Надеюсь, что никогда. Пройдет еще миллион лет, а я, надеюсь, буду рассказывать всем эту историю. Типа: «А ведь Лемми меня знал!». Вот насколько этот момент был важен для меня. Мой самый первый момент, мое физическое, первое столкновение с Лемми. Он меня тогда обнял. Сорок секунд держал в своих объятиях — и в этот момент и в сердце своем тоже держал, вот так, ребята. И, конечно, в тот самый момент, он жил в моем сердце”.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *