Сергей Безруков: «Сейчас трудно понять, что нужно людям»

Расскажите немного о «Млечном пути». Что зрителям ждать от новогоднего проката?

— Всегда сложно говорить о картине до ее выхода на экраны. Так что все, что я сейчас скажу, — это, что называется, «мы еще посмотрим». «Млечный путь» мы снимали на Байкале, на острове Ольхон, мой герой — иркутянин, который возвращается на Новый год к семье после года жизни в Москве. У него сложные отношения с женой, которые они пытаются разрешить. Это, мне кажется, очень нежная, душевная история с тонким, непошлым — наконец-то! — юмором. Такое авторское прочтение массового кино. Я сейчас сложно сказал, но так и есть. В фильме совершенно точно читается авторское видение. Режиссер Аня Матисон сама подбирала музыку — там звучат Окуджава, Магомаев, Чайковский, — и сразу чувствуешь, как сильно этого не хватало. У нас сейчас были презентации картины в Новосибирске, Иркутске и Новокузнецке, и везде была одна и та же реакция: «Мы давно ждали такую картину к Новому году». Наверное, дело в том, что в «Млечном пути» удалось поймать теплое ощущение семейной комедии в духе «Иронии судьбы» — я имею в виду первую часть, конечно. Такой фильм, который вызывает и смех, и слезы, фильм, в котором есть какая-то чистота и мудрость.

Сложно было снимать на Байкале? Все-таки не самые простые природные условия.

— Природа была сказочная! Там есть особая энергетика. Байкал — это, конечно, живой организм, он все чувствует. Нужно быть аккуратным: правильно думать, правильно поступать, относиться к этим местам с огромным уважением. В чем-то это похоже на Зону из «Сталкера». Для нас единственной проблемой было то, что долго не было переправы на Ольхон: лед встал только в марте. На съемках с нашей группой ничего не случилось, к счастью, силы природы нам благоволили.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *