Иеромонах Фотий: «Такого люди еще никогда не видели»

Как на вас реагируют другие участники конкурса, персонал студии? Каково им в присутствии священника и монаха?

— Первое время не все понимали, что я участник. Видели, что батюшка мелькает среди конкурсантов, но не знали, какова его роль, до последнего момента, когда были слепые прослушивания. И до сих пор, если я хожу где-то там в павильоне, у меня спрашивают: «А вы к кому?»

А ваше монастырское послушание связано с пением?

— Да, напрямую. Я руковожу хором в определенные дни. В другие — служу как священник, согласно расписанию.

Расскажите, как вы пришли к монашеству. Сейчас вам 30 лет, а в каком возрасте ушли в монастырь?

— Я пришел в монастырь в 20 лет с одной простой мыслью: посвятить себя служению Богу, оставив музыку позади как жертву. Я не ушел в монастырь от чего-то, из-за какой-то неустроенности или личных проблем. Наоборот, пришел с горящим сердцем, желая все отдать Богу и быть с Ним в монастыре, служить только Ему, ни на что не размениваясь.

В монастыре я чудесным образом сразу попал к педагогу по вокалу и, взяв двойной курс уроков, начал петь совершенно новым голосом, с новой постановкой. Десять лет голос все совершенствовался, приводился в новую форму. Мы с педагогом разучивали и эстрадные песни, и оперные арии. Вот на этих курсах я и развил свой голос до такой формы, которая позволяет выступать и записываться. Я записал два собственных диска в монастыре, выступал на разных площадках — в домах культуры по области, один раз в Калужской филармонии.

С классическим, духовным репертуаром?

— Иногда классическим, иногда эстрадным. Это стиль кроссовер — на рубеже классики и эстрады. Как Андреа Бочелли, например.

А до монастыря вы, значит, занимались музыкой?

— Да, я хотел быть музыкантом, сочинять музыку. Когда мы с родителями переехали в Германию, я начал играть на органе и хотел поступать в Высшую школу музыки по классу органа. Но тут произошла переоценка ценностей, и я решил, что служение Богу — выше, чем музыка.

Это был резкий переход или вы с детства были верующим человеком?

— Да, я был верующим. И я как раз вспомнил, как мне было хорошо в детском православном лагере, в воскресной школе. Вот это воспоминание о благодати — девственной, непорочной — тоже повлияло на меня. Захотелось вернуться в лоно церкви и быть в служении, на послушании.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *